Торговые сети убили малый бизнес. Вытеснение малого торгового бизнеса торговыми сетями в крупных городах

С каждым годом петербургским небольшим сетям и отдельным продовольственным магазинам все сложнее конкурировать с федеральными игроками. Для выживания они в настоящее время ведут переговоры о создании единого закупочного союза, однако крупные поставщики всячески этому препятствуют.

Пока такого центра нет, крупные торговцы разглядели в сотрудничестве с локальными игроками возможность расширить свои рынки сбыта. Оптовые отделы "Ленты" , "Оптоклуба "Ряды" и METRO Cash and Carry уже поставляют товар ларькам и небольшим магазинам дешевле, чем это делают оптовые компании или производители. А владельцы петербургской сети "Первая премия" стали франчайзи проекта "Фасоль" немецкой сети METRO Cash and Carry. Осенью 2017 года компания сменила вывеску на трех из шести магазинов, и в них выручка выросла на 5–15%. В планах - дальнейшее развитие под чужим брендом.

Нашли себе сбыт

"Фасоль" - франчайзинговый проект сети магазинов METRO Cash and Carry для малого и среднего бизнеса. Ретейлер помогает владельцам продуктовых магазинов модернизировать бизнес, взамен получая гарантированный канал сбыта, поскольку, приобретая франшизу, малый бизнес обязуется закупать в METRO определенный объем товара.

В настоящее время под брендом "Фасоль" работает 220 магазинов в России, из них в Петербурге и Ленобласти 24 точки. Более 10 магазинов откроются в ближайшее время.

Партнерство "Первой премии" и METRO Cash and Carry - это первый случай в Петербурге, когда бренд сменила целая сеть магазинов. Раньше партнерами проекта "Фасоль" становились только индивидуальные предприниматели и магазины формата "Продукты 24 часа". Как рассказал "ДП" коммерческий директор "Первой премии" Сергей Горчиненко, с сентября прошлого года сеть переделала три из шести магазинов в "Фасоль" и собирается продолжить сотрудничество.

По его словам, в лице METRO Cash and Carry "Первая премия" получила крупного партнера, широкий ассортимент продукции и хорошие цены.

От безысходности

На фоне остальных российских регионов проект "Фасоль" в Петербурге развивался не очень активно. Эксперты связывают это с высокой конкуренцией со стороны федеральных сетей. В Петербурге более 80% розничного оборота в сегменте продуктов питания приходится на сетевую розницу, причем его формируют топ–10 ретейлеров.

Количество объектов малой продовольственной розницы (нестационарные точки или одиночные магазины торговой площадью от 200 м2) сокращается. Зато растет количество небольших специализированных точек, торгующих выпечкой, фруктами, молоком и т. д., говорят в InfoLine.

Несколько лет назад миллиардеры Дмитрий Костыгин и Август Мейер тоже сделали ставку на эту аудиторию, выведя на российский рынок новый для страны формат - сеть гипермаркетов "Оптоклуб "Ряды". Оптоклубы рассчитаны как раз на b2b–направление и сотрудничество с малым и средним бизнесом.

"Очевидно, что для этой категории покупателей предложение в Петербурге не развито. Сейчас они приезжают либо на оптовые базы с соответствующим уровнем сервиса и качества товара, либо к нам, либо в METRO", - констатируют в "Оптоклубе "Ряды". Сейчас у оптоклуба более 1 тыс. постоянных покупателей–юрлиц.

Спасение в объединении

Иван Федяков считает, что в условиях давления со стороны крупных сетей единственный способ выживания для мелкой продуктовой розницы - это объединение в закупочные союзы по примеру ретейлеров в США и Европе.

В России попытки создать такие объединения предпринимаются с 2001 года, однако почти все они провалились. Более–менее действующий в России проект - это Федеральный закупочный союз (ФЗС), объединяющий 96 региональных сетей в России (более 4,5 тыс. магазинов), но со всего Северо–Запада в него вошли только петербургская "Улыбка радуги" и новгородская сеть "Квартал".

"Союз удешевляет закупки для своих участников через прямой импорт, покупку биржевых товаров в больших объемах и развитие собственных торговых марок. Сейчас у союза их шесть, до конца года появится еще 20", - рассказали "ДП" в ФЗС.

Деятельность российских закупочных союзов буксует в основном по двум причинам, уверен Иван Федяков, - это недоверие предпринимателей друг к другу и низкая дисциплина предпринимателей: сети делают закупки то через союз, то самостоятельно.

Александр Мышинский считает, что объединение действительно неизбежно, иначе мелкие сети просто не выдержат конкуренции. "Мы сейчас ведем переговоры с коллегами о создании закупочного альянса, но федеральные поставщики делают все возможное, чтобы это не допустить, например, грозят, что не заключат с союзом прямые контракты или откажутся снизить цены", - говорит ретейлер.

Летом для сетей наступает традиционный спад продаж, многие торгуют в минус. По мнению Ивана Федякова, этот летний сезон смогут пережить не все компании.

Я не вижу массового перехода мелких сеток в ближайшей перспективе на работу с крупными сетями. Проекты "Фасоль" и прочие являются, на мой взгляд, попыткой изучения рынка магазинов шаговой доступности крупными сетями. По сути это карманные сетки, в которых матрица продуктов сформирована, мягко говоря, непрофессионально. Утверждать, что независимая мелкая розница умирает, я бы не стал. Посмотрите, что происходит с рынком булочных, как растут пекарни. "Продукты 24 часа" - это вообще отдельный формат, который любят предприниматели из ближнего зарубежья, а они уж точно будут держаться до последнего.


В последние годы в городах и селах нашей необъятной страны, как грибы после дождя, растут магазины, но только не местных предпринимателей, малого бизнеса, о значимости которого говорят на каждом углу, а иногороднего ритейла, федеральных торговых сетей (ФТС): «Магниты», «Пятерочки», К&Б и другие. При отсутствии каких-либо ограничений, ФТС скоро без труда займут весь рынок, значительно сократится местная розница и местные товаропроизводители. Некоторые из производителей сохранят свои производства, сократив ассортимент выпускаемой продукции, но в перспективе сети заменят их на собственное производство, в регионах вырастет безработица и еще сильнее упадет уровень жизни населения.

Значительно потеснив, а чаще уничтожив местную продуктовую розницу, вооружившись современными бизнес технологиями, торговые сети вступили в борьбу за передел рынка. В ход идет всё: рекламные акции, скидки, манипуляции с ценниками.

Региональные власти только руками разводят, что поделаешь: у нас ведь свободная конкуренция. Да только, кто их, по большому счету, спрашивал. А противостоять этим финансовым монстрам, этим банковско-торговым пирамидам не рискнет и самый отважный чиновник. Да, и зачем это нужно, если можно бодро отчитываться о появлении в своем регионе новых логистических центров иногородних «пришельцев» и создании ими десятков рабочих мест.

И население довольно: цены ниже, ассортимент больше, а если и закрылись вокруг все местные магазинчики, то и поделом им, не будут цены на полках задирать. И никто не слышит слабых голосов местной розницы о том, как им выживать, если для них цена закупа товара соизмерима с ценой реализации этогоже товара в сети.

Все бы хорошо, да только вот с качеством товара в сетях стало что-то происходить, где-то запах, где-то вкус не тот, и, что делать, со всем этим «добром», если сроки реализации на исходе?

Для понимания масштабов всего происходящего необходимо подняться выше простого сравнения цен на полках ФТС и местной розницы, что не всем интересно, а проблема не только в соотношении этих цен и сервиса.

Не так давно мы были свидетелями конфликта между одним взбунтовавшимся производителем - фирмой «Мартадель» и торговой сетью «Дикси». В результате чего стало известно договорах, выкручивающих руки поставщикам и производителям ио невероятных «накрутках» в торговых сетях.

Всевозможными уловками, ретробонусами и платой за сомнительные услуги, ФТС заставляют работать производителя на грани рентабельности, сокращая объемы выпускаемой продукции. Чтобы вписаться в закупочные цены торговых сетей, кто-то вынужден играть на качестве выпускаемой продукции, а чему удивляться, если даже крупный производитель по сравнению с ФТС с ее триллионными оборотами - это как муха и слон, да простят меня за это сравнение производители продукции.

За неимением альтернативного канала сбыта в лице несетевой розницы, производитель, вынужден соглашаться с кабальными условиями договоров сетей и молчать, а сети так и будут душить поставщиков и производителей, которым посчастливилось попасть на к ним на полку. А всякие там местные мелкие производители, то милости просим за дверь, если разоритесь, так это ваши проблемы. Места под «солнцем» на всех не хватает.

И на нашем небосклоне уже взошло несколько десятков таких «светил», а может правильнее сказать «черных дыр», зарегистрированных в оффшорах, качающих туда, подобно насосам, денежные средства из экономик наших регионов, не создавая ничего взамен на оккупированных территориях.

Безработица - последствие закрытых магазинов и цехов

По всей стране закрываются мелкие магазины, страдают мелкие производители, так как сдавать свою продукцию им выставлять больше некуда, входной билет в торговые сети стоит дорого, да и объемы их продукции для сетей не интересны. Сокращаются рабочие места, в стране растет безработица, нищает население.

Отдельно хочу сказать о мелкой рознице. В этой сфере занято более половины всех субъектов малого бизнеса, но для наших чиновников этой сферы деятельности, словно не существует, как и людей в ней занятых. Мелкорозничная торговля – это не приоритетный вид деятельности, в связи с чем не попадает под государственную поддержку малого бизнеса, поэтому и отношение к ней, в лучшем случае, - никакое, а чаще всего в интересах крупного ритейла идет его планомерное уничтожение.

В разгар кризиса в стране объявлена война нестационарным торговым объектам (ларькам, киоскам, павильонам). Их количество резко сокращается, и в Тюменской области их численность уже не соответствует минимальным необходимым нормам.

При несовершенной и убийственной налоговой системе проводятся такие эксперименты как ЕГАИС (система контроля за продажей алкоголя) и введение касс-онлайн, и все это под разговоры о здоровье нации и необходимости собираемости налогов.

А что собирать, если и так уже при всех своих нарушениях и уклонениях от налогов, большинство представителей мелкой рознице, особенно в сельской местности, еле сводит концы с концами?

Экспансия

Случайность это или нет, но все эти нововведения, являясь своего рода фильтром для малого бизнеса, играют на руку ФТС, расчищая им территорию для дальнейшей экспансии регионов. Стоимость оборудования и проблемы с его эксплуатацией не дают шансов малому бизнесу удержаться на легальном рынке, поэтому бурный рост ФТС происходит не за счет сокращения себе подобных, а за счет сокращения именно этого сегмента торговли.

В свое время, с развалом советской экономики, массовым закрытием предприятий, многие наши граждане нашли спасение именно в торговле, сумели прокормить себя и свои семьи, сейчас эти люди оказываются выкинутыми на улицу, оставшись без средств к существованию и перспективы найти работу, и их судьба, похоже, мало кого интересует. Под болтовню о значимости малого бизнеса и сохранении рабочих мест ликвидируется самая крупная его часть.

Малый бизнес на «жертвенном костре»

Но почему молчат многочисленные «защитники» малого бизнеса «ОПОРА» Торгово-промышленная палата и многие другие, в том числе и Федеральная Антимонопольная Служба?

Где же вы все, неужели, не видите, как экспансия ФТС уничтожает этот самый малый бизнес – основу экономики общества, исчезает средний класс – основа стабильности нашего общества? Почему же вы все молчите?

Все оптимистичные разговоры о создаваемых сетями новых рабочих местах с полным социальным пакетом, мягко сказать, - лукавство со стороны ритейла и аффилированных с ним чиновников. Возможно, кому-то из местных жителей в муниципалитетах и найдется место в магазинах «пришельцев», как правило, низкоквалифицированные должности грузчика или специалиста по выкладке товара. Только вот, с появлением одного объекта любой федеральной торговой сети вокруг прекратит свое существование с десяток, а то и больше мелких магазинчиков, а следом за ними, и мелких товаропроизводителей, продукции которых вход в ФТС закрыт. Если к потерянным основным рабочим местам добавить совместителей, то соотношение будет совсем не в пользу федералов. И получается, что в небольших населенных пунктах бывшие предприниматели работают грузчиками в «Магнитах».

Возможно, кто-то спросит: а где же наше государство, которое видит все и знает? Действительно, семь лет назад был принят закон «О торговле», ограничивающий эту экспансию присутствием одного бренда на региональном рынке 25 процентами. Прямо скажем, цифра взята в интересах ФТС, без какого либо экономического обоснования, позволяющая четырем крупным игрокам без труда поделить весь рынок.

Но аппетиты крупного ритейла растут, и вот уже очередной наш «защитник» - Торгово-промышленная палата совместно с Минпромторгом предлагают увеличить порог их присутствия до 30%, а чему удивляться, кто платит, того и защищают, ничего личного - только бизнес.

Вероятно, это наша главная беда, когда все сводится к личному обогащению любым способом, за деньги можно решить многое. Принятие федеральных законов здесь не исключение, и закон «О торговле» нам это наглядно продемонстрировал. Во многих регионах федеральные торговые сети занимают уже до 70% от всего рынка торговли. В этой благоприятной коррупционной среде успешно развивается крупный ритейл, уничтожая все вокруг.

Но ведь были, когда-то, в том числе и в нашей истории, примеры регулирования рынка в интересах местного бизнеса. В дореволюционной России существовали купеческие гильдии, и любой «пришелец», заходящий на территорию, должен был предварительно согласовать свой бизнес, и не с губернатором или чиновниками, которых можно купить, а с местными предпринимателями.

Кто-то возразит, последними изменениями в закон «О торговле» были введены минимальные нормативы площадей для разных торговых форматов. Все это больше похоже на лукавство. Как можно не создав условий для развития малых форм торговли, директивно увеличить их количество? Разве что, отправить некоторых наших чиновников в малый бизнес, где, по словам нашего премьер-министра Дмитрия Медведева, доходы высокие.

Цена вопроса

Для справки: доля торговли в Валовом внутреннем продукте страны значительно превышает долю добычи углеводородов и всех полезных ископаемых вместе взятых, а также долю промышленного производства и многих других сфер деятельности. По объемам выручки торговля уступает только операциям с недвижимостью. Это отличный «пирожок», за который и борется сейчас сетевой ритейл в России.

В ожидании новых изменений в закон «О торговле», некоторые производители живут надеждой попасть на полку в торговую сеть на более выгодных для себя условиях. Возможно, так оно и будет, на какое-то время, кому-то и повезет, но кто может запретить монополисту выбирать самого производителя и ассортимент его продукции?

Имея невероятную концентрацию капитала у ФТС, (капитализация одного только «Магнита» соизмерима с капитализацией таких металлургических гигантов как «Северсталь», «Магнитка» и Новолипецкий металлургический комбинат вместе взятые), в недалеком будущем сети без труда купят этих производителей или заменят их собственным производством, что уже собственно уже и происходит.

Пока мы, обвиняя во всех грехах мелкую розницу, вместо создания условий для ее развития как альтернативного канала сбыта продукции для местных производителей, наблюдаем за ее гибелью, ФТС под аплодисменты чиновников, по-хозяйски осваивают наши территории, строят логистические центры, заходят в каждый двор.

Еще пару лет, и восстанавливать уже будет нечего. Разрушить ума много не надо, создать намного сложнее.

Учитывая, что ФТС могут успешно дробиться и переименовываться, единственным решением способным повлиять на рост их экспансии, было бы ограничить их общую долю присутствия в муниципальных образованиях до 40 или 50 процентов. Именно в муниципалитетах, а не в регионах, иначе местная розница сохранится только на окраинах. Запретить сетям строить и арендовать новые торговые площади при превышении этой доли.

Это решение сохранит местную розницу и местных производителей, рабочие места и стабильность в нашем обществе. Но кто на это пойдет, если во главе угла стоит личное обогащение, а невероятные доходы ФТС позволяют им открывать любые двери.

Еще Карл Маркс утверждал, что когда у капитала рентабельность 300% он не остановится ни перед чем. Российские коммунисты уже вносили в Государственную Думу законопроект № 1092321-6, устанавливающий это ограничение, который как водится, Дума отклонила.

На встрече президента Владимира Путина с Советом законодателей 24 апреля 2017 года председатель Тюменской областной Думы Сергей Корепановснова поднял эту проблему и предложил установить общий порог присутствия для всего иногороднего ритейла в 50%. По результатам этой встречи было подготовлено поручение правительству РФ проработать это предложение.

Малый бизнес России замер в ожидании, чье предложение возьмет верх: правительства, с извечным лоббистом интересов ФТС - Минпромторгом, предлагающего снизить существующие ограничения для экспансии ФТС, или президента России и спикера Тюменской областной Думы Сергея Корепанова, желающих ограничить эту экспансию, защищающих местный малый бизнес и местных товаропроизводителей.

Если эта инициатива снова не пройдет, дальнейшее развитие событий предположить не сложно.

При полной монополии на рынке торговли, цены на товары в сетях вырастут, нет смысла конкурировать, когда рынок поделен. Несколько крупных игроков свободно договорятся между собой, а население, в отсутствии конкуренции, получит рост цен при падении качества товара.

Господа чиновники и депутаты, у нас пока еще есть шанс создать условия для изменения ситуации к лучшему: для развития экономики в регионах и повышения качества жизни людей!

По телевизору наш президент говорит о поддержке среднему и малому бизнесу, а на деле получается, что весь малый бизнес убивают на корню. Собянин решил играть по крупному, хочешь продавать сорочки или сигареты, строй гипермаркет.
С 1 июня началась четвертая мобилизация ликвидация киосков в московских переходах. Спускаясь в переход я увидел подобное...

Пока ехал на работу размышлял. Ведь с одной стороны действительно убивают малый бизнес, куда теперь тысячи этих людей пойдут работать?
Мало кто знает, сколько сейчас стоит аренда палатки. А аренда ныне не дешевая, как всегда все зависит от района, например на Тверской - 300 тыс. в месяц, на Академической 170 тыс, если арендовать на Садоводе - то открытая палатка обойдется вам в 400 тыс., а на Черкизовском в 230.

Лет пять-семь назад в переходе за полгода можно было заработать на квартиру в Москве. Дневная выручка доходила до 30 тыс. руб., работали «в пять концов», то есть с наценкой 500%, сейчас же если выручка всего 1,5 тыс. руб. в день это уже хорошо, но кто хочет работать в 0? Время больших заработков в переходах прошло, и проблема не только в падении спроса.

Самый востребованный товар в переходах – одежда в стиле «черкизон». Правительство Москвы вымело рынки и уличные палатки, и дело дошло до подземной торговли. За царящий там беспорядок Сергей Собянин даже грозился уволить главу «Гормоста» – у этого ведомства на балансе уличная подземка, а переходы на выходах из метро – у «Метрополитена», а это уже никак не малый бизнес. После этого два госпредприятия вдруг обнаружили, что, оказывается, с 1990-х сдают переходы девелоперам по бросовым ценам, а те втридорога мелкой рознице.

Посредники - это 40 компаний в метро и 100 под крылышком «Гормоста», на жизнь не жаловались. Торговцам площадь в метро доставалась в среднем в семь раз дороже, чем сдавал их город. В 2012 году – 12 725 руб. против 1725 руб. за 1 кв. м в месяц. Когда ведомства решили обходиться без посредников, то например в «Метрополитене» аренда выросла в среднем в шесть раз по сравнению с 2012 годом, и маржа посредников съежилась с 40% в 2012-м до 14% в 2014-м. Выросли цены и для ритейлеров.

«Гормост» пошел дальше. Цены повысил в среднем в 11,6 раза, что оказалось уже за гранью рентабельности для многих торговцев, а потом и вообще разорвал договоры с большинством управляющих компаний. Несколько арендаторов уже проиграли арбитражные суды. Так «Гормост» выкосил торговлю более чем из половины своих переходов: осталось 30 из 86, а ларьков в них – 357 из 1900.

Посредники, занимаются не только сдачей в субаренду: помимо подбора арендаторов и контроля их работы в обязанности управляющих компаний входят охрана, уборка, замена стекол, ремонт и дератизация. Почувствовав, что тучи сгущаются, они даже начали инвестировать в реконструкцию переходов. А управляющая компания «Портхолл» сдала две точки у метро «Тверская» социальному бизнесу «Авоська дарит надежду», авоськи для которого производят инвалиды, по 5 тыс. руб. за павильон и пообещала найти места еще для 58 объектов. Но было поздно.

«Гормост» и «Метрополитен» взялись выполнять функции управляющих компаний сами. Помимо заботы о видеонаблюдении и уничтожении крыс «Гормост» самостоятельно реконструирует освободившиеся переходы, а «Метрополитен» сам разрабатывает проект реконструкции старых переходов и запускает вновь построенные. Теперь там свежая плитка, лифты, ступени с подогревом, планируется многое – вплоть до выставок современного искусства. По планам департамента торговли Москвы там будет установлено до 1,5 тыс. вендинговых автоматов. Для обычных же объектов торговли ведомства совместно с Москомархитектурой разработали единое стилистическое решение. В новых ларьках ждут благообразную розницу вроде Intimissimi и Subway, судя по одному из вариантов концепции размещения розницы (список желательных арендаторов, состоящий сплошь из крупных сетей, предоставил один из участников рынка). Но те не идут. Кстати, можете даже съездить на Павелецкую и посмотреть какие кривые и убогие поставили новые ларьки.

Успешные точки в переходах, это бывший «черкизон», самый востребованный товар – одежда. Моя знакомая на продаже трусов и ночнушек отбивала кассу в 170 тыс.+/- 5 тыс. Но 170 - это только аренда, да и работать приходится 7 дней в неделю.

Остается ждать качественную розницу. Ведь в Европе и Америке в переходах действуют целые торговые центры, эту традицию начал Мюнхен, построив города под землей к Олимпиаде 1972-го. Почему бы ресторанам и бутикам не работать и у нас? Однако срок аренды в наших переходах – год минус один день, стандартный для нестационарных объектов, но неприемлемый для серьезных компаний.

Есть надежда, что в большие форматы перейдут сети, сформировавшиеся в переходах. Размер таких сетей бывает даже трудно определить: с 1990-х они выросли до 15-20 точек и даже больше. Например, у продавца флешек, наушников и др. «Минипорт» – 60 точек. Многие работают без общей вывески и под несколькими юридическими лицами, чтобы оставаться в рамках упрощенного налогообложения и диверсифицировать риски.

Массовое закрытие киосков противоречит обещаниям власти содействовать развитию малого бизнеса, а в условиях экономического кризиса именно развитие внутренней торговли позволило бы скорректировать потенциальные негативные эффекты: сокращение рабочих мест, рост социальной напряженности. Но видимо наши власти видят все по другому. А что вы думаете? Нужно ли реально закрывать эти киоски?

  • Ефимов Олег Николаевич , кандидат наук, доцент кафедры экономики и управления
  • Майоров Максим Юрьевич ,
  • Российский экономический университет имени Г. В. Плеханова
  • МАЛЫЙ БИЗНЕС
  • ЭКОНОМИКА
  • БИЗНЕС
  • РЫНОК
  • ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
  • ТОРГОВЫЕ СЕТИ
  • РИТЕЙЛЕРЫ

В статье рассмотрена проблема вытеснения малого торгового бизнеса торговыми сетями в крупных городах, ее причины, формы проявления. Выявлены причины исследуемого явления, предложены пути решения выявленных проблем.

  • Актуальные проблемы государственной поддержки малого предпринимательства в экономике региона

В 1990-е годы, после распада СССР многие поняли, что торговать намного проще, чем производить что-либо, и что экономическая политика, проводимая государством, дала возможность всем желающим и имеющим хотя бы какой-нибудь капитал, начать собственный бизнес.

Если в первое время процесс развития торговли был в очень активном состоянии (широкое распространение приобрел челночный бизнес, начало появляться огромное количество разнообразных ларьков), то на сегодняшний момент времени наступила фаза укрупнения и консолидации торговых мощностей, что соответствует множеству теорий кооперации.

Малым предприятиям становится все сложнее выживать в крупных городах и получать прибыль в условиях конкуренции в торговыми сетями. И в связи с этими условиями, которые сложились на рынке за последнее время, малый бизнес остро нуждается в государственной поддержке.

Поэтому в 1990-е годы, когда, как теперь кажется, время для малого бизнеса было почти идеальным, занятость в нем практически не менялась, составляя около 6 млн человек (менее 10 проц. от числа занятых в экономике ).

Затяжной спад экономики не способствовал росту малого бизнеса, даже несмотря на либеральное по нынешним меркам регулирование.

Зато первая половина 2000-х годов стала для малого бизнеса «золотым» временем. Экономика прибавляла по 6-8 проц. в год, бурно увеличивался спрос во всех секторах. Только за 2003-2004 годы число малых предприятий выросло на 16 проц., занятость на них - на 8 проц., а выручка - на 57 проц. (с поправкой на инфляцию) . Число индивидуальных предпринимателей (ИП) достигло 4,8 млн (6,7 проц. экономически активного населения). За девять лет уверенного экономического роста (1999-2007) занятость в малом бизнесе выросла на треть, почти до 13 проц. от числа занятых в экономике. На этом уровне она остается и сейчас (13,7 процента).

Сильный импульс для развития был задан быстрым распространением по территории РФ больших торговых сетей, а также повышающейся доступностью современных форматов торговли, таких как супермаркеты, гипермаркеты (магазины с очень большой площадью и с очень широким товарным ассортиментом), «магазины у дома» и интернет-магазины.

Ценовые различия становятся все менее заметными, очень быстро растет роль интернета и рекламы, а покупатели привыкают в формату «все в одном».

Средний годовой доход россиянина в 2013 году составил около 250 тыс. рублей. Развивается рынок потребительского кредитования, который с 2007 года увеличился практически вдвое.

Потребители со временем становятся все более требовательными и современными, это в первую очередь касается жителей крупных городов, где уровень сервиса и проникновение технологий на порядок выше, чем в регионах.

Торговые сети бурно развиваются и продолжат развитие практически во всех крупных городах РФ. А это значит, что у малого бизнеса будет оставаться все меньше шансов на какие-либо успехи на рынке.

Значение и важность малого и среднего бизнеса в экономике РФ зачастую преуменьшают и ставят их на второй план, уделяя больше внимания проблемам крупного бизнеса.

А ведь основные показатели в этих сферах, такие как численность рабочих мест и выручка, составляют очень солидные цифры даже в масштабах экономики в целом.

* Без учета ИП, зарегистрированных до 2004 года (около 1,4 млн)

** До 15 человек занятых, выручка до 60 млн руб.

***До 100 человек занятых, выручка до 400 млн руб.

**** До 250 человек занятых, выручка до 1 млрд руб.

***** За 2011 год

Источник: Росстат, НИСИПП

Зарубежные крупные ритейлеры с большой осторожностью относятся к выходу в регионы и в основном захватывают рынок Москвы и Санкт-Петербурга. Отечественные же сети уже достаточно прочно закрепились во всех городах-миллионниках страны.

На фоне торговых гигантов, таких как MediaMarkt, Ашан, Окей, М-Видео и подобных им сетей, предприятия малого бизнеса кажутся заведомо неуспешными и малоприбыльными.

Малый бизнес проигрывает крупным конкурентам по причине эффекта масштаба, так как с ростом объемов снижаются издержки на единицу товара и за последнее время этот эффект только усилился. Крупные ритейлерские сети вытесняют малые торговые предприятия точно так же, как когда-то крупные заводы вытесняли кустарные производства.

Малый бизнес очень чувствителен к деловому климату в стране. Бюрократия при оформлении документов, разнообразные барьеры для входа на рынок, высокие ставки налогов и любые другие несовершенности в деловом климате малый бизнес ощущает гораздо острее, нежели средний или крупный.

Предприниматели как никто знают, с какими проблемами приходится сталкиваться при ведении бизнеса.

* Сумма превышает 100 проц.: можно было выбрать до 3 вариантов ответа.

** В рамках параллельно проводившегося «ОПОРой» опроса руководители предприятий называли также серьезными проблемами высокие тарифы на электричество и сложность подключения к энергомощностям, доступ к земельным участкам и производственным помещениям, обременительность таможенных процедур, высокие административные барьеры, коррупцию при доступе к госзаказу.

Источник: «Опора», 2012

Хотя малый бизнес достаточно неплохо пережил финансовый кризис 2008-2009, увеличив выручку в 2010 на 7 % после падения ее на 17% в 2009, сейчас о таких темпах роста остается только мечтать. Остановка роста явилась результатом непреднамеренных ошибок государства и ухудшение делового климата. Прекращение роста малого бизнеса – непредвиденное последствие политических решений, ужесточение регулирования экономики.

Стагнация продолжается не первый год. В 2012 году выручка малых предприятий (с учетом инфляции) сократилась на 2,4 проц., перестали расти занятость и число малых предприятий. За апрель 2012 - март 2013-го число малых предприятий в расчете на 100 тыс. населения сократилось на 2,8 процента . Оборот малого бизнеса в первом полугодии 2013-го оставался на уровне предыдущего года (с учетом инфляции это означает фактическое снижение выручки). Уменьшилось и число предпринимателей, видящих новые возможности для организации компании. В 2011 году таковых было, согласно «Глобальному мониторингу предпринимательства» (GEM), 40 проц., а в 2012-м - всего 30 процентов.

По данным Росстата, товарооборот розничной торговли в РФ в 2012 году составил 21,32 трлн руб. (+5,9% к 2011 году). Из них на продуктовую розницу пришлось 9,9 трлн. руб., оставшиеся 11,4 трлн. руб. - на торговлю непродовольственными товарами. На долю совокупной выручки десяти крупнейших продуктовых ритейлеров по итогам 2012 года приходится 19,5% оборота розничной торговли - 1,9 трлн. руб., следует из рейтинга топ-10, составленного агентством Infoline.

Крупнейшие российские продуктовые ритейлеры по итогам 2012 года

Ритейлер

Торговые сети

Количество магазинов

Выручка в 2012 году, млрд. руб.

Изменение к 2011 году, %

«Пятерочка», «Перекресток», «Карусель» и др.

«Магнит»

«Магнит», «Гипермаркет «Магнит», «Магнит-Косметик»

«Ашан», «Ашан-Сити», «Радуга», «Ашан-Сад», «Атак»

Metro Cash & Carry, Real

«Дикси групп»

«Мегамарт», «Минимарт», «Дикси», «Виктория», «Квартал», «Дешево», «Кэш»

«О"Кей», «О"Кей-Экспресс»

«Седьмой континент»

«Седьмой континент», «Наш гипермаркет»

«Элемент Трейд»

«Монетка», «Монетка Супер», «Райт»

«Мария-Ра»

«Мария-Ра»

Изучив подобную статистику, становится понятно, что торговым предприятиям малого бизнеса не возможно тягаться с гигантами рынка на одном уровне. И раз все выглядит столь бесперспективно стоит ли вообще думать о малом бизнесе?

Что же делать? Уровень развития малого бизнеса - не второстепенный, а важнейший индикатор, характеризующий развитие конкурентной экономики. Так же он может служить показателем того, насколько хорошо или плохо в стране развита конкуренция, насколько она вообще пригодна для ведения любого бизнеса.

Что необходимо предпринять для роста доли малого бизнеса в экономике страны и не допустить вытеснения малого торгового бизнеса торговыми сетями в крупных городах?

В общем малый бизнес объективно проигрывает торговым сетям в связи с несопоставимостью возможностей, однако и для него при таком раскладе существуют рыночные ниши.

В первую очередь, это маленькие магазинчики «шаговой доступности» на товары повседневного спроса, ради которых нет надобности ехать в гипермаркет или идти лишних 100-200 метров до ближайшего крупного магазина сетевого ритейлера.

Конкурентными преимуществами и достоинствами могут быть свежие продукты местных производителей, «домашняя» атмосфера, любимая многими возможность выйти за покупками, так сказать, в тапочках (ввиду близкого расположения магазина).

Следует обратить внимание на такой малозатратный резерв развития малого бизнеса, как страхование от всевозможных рисков. Ими могут быть:

    страхование непогашения кредита;

    страхование дебиторской задолженности предприятия или предпринимателя;

    страхование риска утраты права собственности (титульное страхование);

    страхование ущерба от остановки производства (деятельности);

    страхование финансовых рисков, связанных с деятельностью ключевой фигуры бизнеса;

    накопительное страхование жизни самого учредителя бизнеса или ближайших его заместителей , .

Ну и, конечно же, стоит обратить внимание на развитие Интернет-торговли, для которой существование крупных игроков с выставленным огромным ассортиментом товара является даже плюсом, так как покупатель перед приобретением товара в Интернете сначала внимательно изучит его в магазине, и лишь затем купит в интернет-магазине по более низкой цене. В таком случае издержки ложатся на торговые центры, а выручка достаётся владельцам интернет-магазинов.

Но каким будет наилучший способ совместного существования крупного и малого бизнеса в будущем, покажет лишь время.

Список литературы

  1. Глобальный мониторинг предпринимательства. Национальный отчет Россия 2012. GEM, Высшая школа менеджмента СПбГУ (https://gsom.spbu.ru/files/upload/research/gem/gem_full_13.pdf).
  2. Динамика развития малого предпринимательства в регионах России в 2002—2004 гг. М., 2005 (https://nisse.ru/netcat_files/176/136/h_82f76a298f1719ee40a67170f5a18694).
  3. Динамика развития малого предпринимательства в регионах России в январе—марте 2013. Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства. Ежеквартальный информационно-аналитический доклад. М., 2013 (https://nisse.ru/netcat_files/176/136/h_b6120b9cb80b67839ac7f1ffe822051b).
  4. Ефимов, О.Н. Страхование по закону о страховом деле. Учебное пособие (приложение к программе подготовки бакалавров) / О.Н.Ефимов. - LAP LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co. KG, Heinrich-Böcking-Str. 6-8, 66121 Saarbrucken, Germany, напечатано в России, 2012, 685 стр.
  5. Ефимов, О.Н. Новейшее страхование в законах. Монография/ О.Н.Ефимов. - Science Book Publishing House, Yelm, WA, USA, 2013. - 484 с.
  6. Зубаревич Н. Региональные рынки труда России: Cходство непохожих. От чего зависит занятость в малом бизнесе // Демоскоп Weekly. 2008. С. 337—338 (https://demoscope.ru/weekly/2008/0337/tema06.php).
  7. Социально-экономическое положение России - 2013 г. Янв.-авг. Институциональные преобразования. Малые предприятия (без микро-предприятий) // Росстат. https://gks.ru/bgd/regl/b13_01/IssWWW.exe/Stg/d08/2-3-2.htm